22:01 

устал

Mordred Gordon
We eat chinese off our knees,And look for each other in the TV screen
Сегодняшний день был трудным.
Это предложение и на сотую долю не описывает то, насколько дерьмовым был мой день. Даже не хочется вспоминать, ибо у меня тут же начинает болеть голова.
Я открыл дверь в холл общежития, и тут же чуть не зарычал от злости. Какая-то растрепанная мадам наступила мне на ногу, почти втоптав ее в пол. Я закатил глаза и стиснул зубы, дабы не проклясть ее на месте. Она лишь заискивающе улыбнулась и пролепетала что-то вроде "Извините, я тороплюсь". О да, поторопись, а не то врачам придется отскребать тебя от кафеля, прежде чем запихнуть в карету скорой помощи...
Я проводил ее взглядом и поспешил к лифту, прокручивая в голове сценарии ужасной смерти девушки. Наконец, удовлетворившись тем, что ее размажет каток, я с облегчением нажал кнопку с номером моего этажа и прикрыл глаза.
На дворе стояла самая настоящая зима. Та зима, которую я когда-то любил, и которую сейчас так люто ненавидел. Она слишком напоминала мне тебя. Этот мягкий снег, золотистый свет фонарей на заледеневших лавочках, удлиненные тени от деревьев...Я встрепенулся, отгоняя наваждение. Лифт вознес меня на мой этаж, и двери с шипением разъехались в стороны.
Холл был украшен по первому классу. Несмотря на весьма скромные зарплаты моих соседей, они все же умудрились достать изумительные новогодние украшения, и развесить их по этажу. В любой другой день я бы возможно умилился при виде всей этой красоты, но сегодня...
Мне хотелось, чтобы все краски померкли. Чтобы все звуки умерли. Чтобы все, кто радуется сегодня сгинули во мрак. Я должен остаться со своим отчаянием один на один. Как-то навалилось всё неожиданно.
Я и не заметил, как грудь снова сдавило, каждый вдох отдавался болью в сердце. Я открыл дверь своей квартиры, чтобы поскорее погрузиться во мрак.

В коридоре уже несколько дней как перегорела лампочка. Сегодня я был несказанно рад тому, что не успел ее заменить. Закрыв дверь на все замки, я опустился на коврик. Казалось, воспоминания тяжким грузом опустились на плечи и придавили к полу. Я устал сдерживаться. Я сомкнул веки, и увидел Тебя.

Это всё было как вчера. В этом же самом коридоре мы с тобой прощались навсегда. Давно ли это было? Мне показалось, что прошла уже вечность. Календарь каждый день напоминал, что не прошло и полугода. Я так же точно зашел в свою, нет, тогда еще нашу квартиру, зная уже, что завтра она будет пуста так же, как и я сам. Я помню все детали. Всё, до мелочей.
Легкий запах твоего одеколона. Капли дождя, искрящиеся под светом лампы на моем воротнике. Твои едва слышимые шаги, и грустную улыбку. Ты был тогда уже не моим, но все еще желанным и любимым. Словно ничего и не произошло, ты вышел ко мне навстречу, и обвив шею руками прошептал на ухо "Боже, как я соскучился..."
Я молчал. Я ненавидел тебя, и хотел тебе сказать это. Но в то же время продолжать любить тебя так сильно, что никак не мог с собой справиться. Я был слаб. Наши губы встретились и знакомое чувство родилось в груди, заставив сердце биться через раз. Твой неповторимый вкус, твои нежные губы...Мне так хотелось, чтобы это навсегда было моим, но увы...Я уже решил, что это наш последний вечер.
-Остановись.Нам нужно поговорить.
О, лучше бы ты тогда сразу все понял и сбежал от меня. Но ты недоуменно уставился на меня, облизывая припухшие губы.
-Что-то случилось?
Я любил тебя.Даже в тот момент. Я так сильно тебя любил, что не смог бы отдать тебя никому. Во мне проснулась ярость, которую я столько лет в себе подавлял. И ты наверное почувствовал ее тоже, потому что в твоих глазах промелькнул неподдельный ужас, смешанный с непониманием. Только что, несколько минут назад я собирался тебя отпустить. Я хотел лишь попрощаться, а потом отпустить...Но было слишком поздно.
Я никого так сильно не любил как тебя, и потому я так сильно тебя сейчас презирал. Теперь ты всё понял. Ты что-то начал объяснять, и я ударил тебя. Ударил так, что ты упал на пол, сильно ударившись головой. Но мне показалось мало. Подлетев к тебе, я схватил тебя за волосы одной рукой, а другую положил на прекрасную шею, и сдавил, перекрывая почти весь воздух, поступающий в легкие. Твоя грудь тяжело вздымалась, рот был приоткрыт, а в глазах - ужас. Но я лишь улыбался. Я уселся сверху, и потерся ягодицами о твою промежность. Ты не понимаешь, чего я хочу? Сейчас ты заплатишь за все.
Продолжая ухмыляться, я нагнулся к тебе и впился в твои губы. Ни следа нежности. Я терзал и кусал их до крови. Потом зализывал и снова кусал. Рука продолжала давить на горло, иногда немного уменьшая хватку. Ты словано тряпичная кукла болтался подо мной, изредка всхлипывая, и пытаясь что-то сказать. В очередной раз, когда с твоих губ слетело что-то вроде "остановись", я залепил тебе пощечину и расхохотался.
-Ты заслужил.Ты ведь даже не спрашиваешь "за что". Значит и сам все знаешь.
И твое молчание, твое смирение окончательно меня раззадорили. Издав что-то наподобие рыка, я стал бить тебя по лицу, при этом накрутив твои волосы на кулак. Поднявшись, я пару раз пнул тебя под ребра и один раз наступил ногой на горло. Но и этого мне показалось мало. Я думал, что мне необходимо проучить тебя. Показать тебя, как больно тебя было любить. На секунду во мне проснулось желание стянуть с тебя одежду и жестоко отыметь прямо на холодном полу, но потом я понял, что больше не хочу прикасаться к твоему телу.
Оглянувшись, я посмотрел в твои широко распахнутые глаза. В них не было даже слез, лишь какое-то странное выражение то ли жалости, то ли сочувствия. Ты попытался встать, но не смог сделать это с первого раза, а помогать тебе я не собирался - не хотелось пачкать об тебя руки. Я услышал, как ты ушел в комнату, и стал собирать вещи. Как ты вышел через 10 минут, и нарочито громко стал обуваться и отпирать замки. Я не повернулся ни разу, даже тогда, когда ты пролепетал "Прощай" и скрылся за дверью. Я лишь шумно выдохнул и закусил губу.

Всё, что я делал после этого - пытался убедить себя, что любить шлюх невозможно. Что нужно всё отпустить, и начать приходить в себя. Но эти игры с самовнушением мне никогда не удавались. Я каждый день заходил домой, и с надеждой выглядывал из коридора в спальню - вдруг мне всё это почудилось, и мы все еще вместе. А календарь безжалостно напоминал, что время идет, и идет слишком быстро.

Я попытался открыть глаза. Темнота окружала меня со всех сторон, создавая иллюзию, что в мире и правда кроме меня никого не осталось. Кажется сегодня я снова буду себя весь вечер в чем-то убеждать. Ну, например в том, что я поздно ложусь из-за бессоницы, а не из-за того, что не хочу засыпать один.

Уже десять, а я все еще тут, на полу возле двери. Мобильный почти разрядился, да и я сам...
Пора что-то делать. Может, застрелиться?

Думаю, для начала нужно хотя бы заварить кофе. А там - посмотрим.

@темы: о живности и не очень;

URL
   

Опиум|Оптом

главная